Суббота, 23.09.2017, 01:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [73]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 205
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
коммунизм - неизбежен
Главная » Статьи » Мои статьи

Деньги И Капитал, Как Их Видят Честные Экономисты




ОК, мальчики и девочки, тема сегодняшней лекции - деньги и капитал, как их видят "честные экономисты".

Капитал для честных экономистов - очень простая штука. Все понимают с первого раза. Допустим, вы плотник и сделали 10 табуреток. Продали каждую по сто баксов. Итого $1000. Потратили вы $900. Отложенные $100 это и есть "капитал".

Это очень грубый пример, но тот, который лучше всего демонстрирует то, как понимают капитал честные экономисты, ибо для них капитал всегда есть результат труда (человеческого или машинного). Именно поэтому я соглашаюсь с Крайновым
, когда тот говорит, что недостаточно много зарабатывать, надо еще и тратить меньше, чем ты заработал, ибо с точки зрения честных экономистов, только разница между этими величинами и есть истинное мерило богатства.

Теперь к деньгам. Деньги классически рассматриваются, как средство обмена - medium of exchange. Однако честные экономисты уделяют особое внимание одному нюансу человеческой психологии. Объясняю на примере. Допустим у меня есть дом. Я продал его за миллион долларов вам. Теперь у вас - дом, а у меня миллион долларов. Я знаю, что за миллион долларов можно купить дом. Таким образом, появляется иллюзия "двух домов". Вы точно знаете, что у вас есть дом. Вы в нем живете. Я точно знаю, что у меня есть миллион и за него можно купить дом. То есть нам кажется что дома два - один реальный, второй - в денежном эквиваленте. Но на самом то деле ДОМ ОДИН!

Это принципиально важный момент для австрийцев и честных экономистов. Реально только то, что есть. Безусловно, деньги, как средство обмена - должны быть. Для австрийцев и честных экономистов принципиально важны "честные деньги", то есть не фиат, который печатается государствами налево и направо, и не кредитные деньги, которые делают человека рабом.

Но не влезая в дебри золотого или серебренного стандарта или квази-металлического стандарта (я не уверен, что это решит проблемы человечества), объясню, почему позиция честных экономистов по деньгам и капиталу важна в свете кризиса, который вот-вот ухнет.

Понятное дело, что есть только то, что есть. Столько-то домов, фабрик, машин и так далее. Желательно, чтобы количество денег в обращении было не очень значительным - просто покрывало rate of exchange (обменные операции) по текущим ценам. Но на самом деле сейчас количество денег - колоссальное. У нашего мудрого правительства пол триллиона в резервах. У Китая почти полтора. Прибавьте к этому деньги частных лиц и организаций и вы поймете, почему ожидается глобальный монетарный кризис.

Людям кажется - что это колоссальные деньги, что на них можно много чего купить. Но как только они начнут покупать - а количество заводов, пароходов и черной икры ограниченно - то это сразу приведет к переоцениванию ресурсов - все сразу станет НАМНОГО дороже. Поэтому я лично не уверен, что наш "Стабфонд" вообще что-то значит. Если мы потеряем всего 50% денег (по номиналу) я лично скажу, что Кудрин гений.

То, что происходит сейчас в США - это не кризис, это пред-кризис. Пока еще миллионы людей не потеряли дома и безработица не такая большая. Кризис будет тогда, когда резко упадет уровень жизни, миллионам будет негде жить, у десятков миллионов не будет работы.

Почему честные экономисты видят американский (и затем глобальный кризис), как нечто неизбежное и, одновременно, как нормальное, даже здоровое, развитие событий?

Вернемся к капиталу. Концепция капитала, повторюсь, очень простая. То, что ты произвел и продал - минус то, что ты потратил. Капитал номинирован так же в деньгах, реже в золоте. Но, как правило, в фиате.

Фиат (бумажные или электронные деньги) печатается государством. Как я ранее объяснял, инфляция - это просто способ налогообложения или воровства. Не смотрите первый канал и заседания правительства. Если в обращении был 1 миллион "капитала", а государство напечатало еще миллион, то стало два миллиона. Цены удвоились, и хозяин того самого одного капитального миллиона теперь в два раза беднее. А государство украло пятьсот тысяч капитала и раздало его чиновникам или еще кому.

Но государство с печатной машинкой - не единственный враг настоящего капитала. Финансовая система - это огромный паразит. Возьмите в пример нефть или активы. Была нефть по цене сто баксов, стала двести. Человек таким образом заработал, к примеру, сто миллионов долларов.

Однако нефти не стало от этого больше, правильно? Эта финансовая операция вообще не имела никакого физического эффекта - ничего не было произведено. Но эти фантомные сто миллионов, потом будут обменены на физическое нечто - дома, произведения искусства, и так далее. Это вызовет рост цен (что и было) и опять же является формой воровства капитала.

Рано или поздно люди понимают, что их обкрадывают. Поэтому они либо идут в спекулятивные операции - и тогда реальный сектор экономики загибается - или просто перестают заниматься физическим производством (что мы тоже видели и в США и в Европе и у нас).

Эти процессы, которые идут и в России, имеют весьма и весьма нехорошие последствия. С точки зрения честной экономики, все эти разговоры про нацпроекты и инфраструктуру - не более чем пустой треп. Для них нужен реальный капитал, а не фиктивный - в виде высоких цен на нефть. Это просто сделает проекты дороже.

Глобальный кризис, как его видят честные экономисты, должен привести к уничтожению псевдокапиталов - всех этих триллионов долларов, рублей и евро. Это может произойти и как в виде массовых дефолтов (когда кредиты не могут быть отданы и поэтому будут списаны), так и в виде гиперинфляции. Комбинация обеих событий является наиболее вероятным сценарием.

Значительное обеднение людей, прежде всего в США и Европе, хотя нас и азиатов это чуток обязано затронуть, сделает гиперинфляцию и финансовый псевдокапитализм бессмысленным - у бедных много не наворуешь. После этого жизнь должна заставить людей встать на путь воспроизводства капитала. Это неизбежно означает только одну вешь - надо производить и тратить меньше, чем та зарабатываешь (я так давно живу и ничего страшного в этом нет, мне это даже нравится, чего не скажешь о жене).

Массовое падения уровня жизни так же будет иметь и положительные стороны. Те, кто будет вовлечен в "честную экономику" и будет много работать, сможет купить себе жилье по низким ценам, потому что конкуренции с паразитами и их колоссальными псевдокапиталами не будет, или она будет не такая большая. Прибавьте к этому и отсутствие кредитов, которые сейчас раздаются налево и направо - и жизнь после кризиса вообще заябца будет.

Но что-то я слишком оптимистичным стал - пора прощаться.

Когда я только начал изучать «честных экономистов», то первое, что мне бросилось в глаза, это их критичное отношение к фондовым рынкам. Практически все честные экономисты советуют свой бизнес или покупку бизнеса в реальном мире (не на фондовых площадках), как способ «разбогатеть». Идея, что фондовый рынок сделает инвесторов богаче, подвергается ими сомнению. А инвестиции на фондовом рынке обычно ограничиваются золотом, акциями золотодобытчиков и иногда commodities.

Рассмотрим эти воззрения подробней. Как и прочие здравомыслящие люди, честные экономисты отвергают EMH
(efficient markets hypothesis), так как он не соответствует тому, что происходит в реальном мире. Как сказал Баффет - если мы EMH был правдой, то я бы просил милостыню на улицах.

Таким образом, для честных экономистов нет никакой догмы, согласно которой, все участники рынка действуют рационально, все они равны, все новости автоматически priced in, и так далее. Таким образом, фондовый рынок может ошибаться и ошибается, игроки могут подвергаться разного рода маниям, их поведение может манипулироваться сознательно третьей стороной, сговоры возможны. Такие выводы делаются исключительно на основе эмпирических наблюдений. Другими словами, честные экономисты не утверждают, что есть некая теоретическая основа в архитектуре рынков, которые делают именно такими. Они просто констатируют факты, что такие вещи происходят, по мере того, как это действительно происходит. Если это перестает происходить, то честные экономисты не утверждают, что это происходит, лишь на основе того, что это может теоретически происходить. Как вы помните, честные экономисты не строят экономических моделей, а всего лишь стараются описывать (констатировать) происходящее на рынках.

Одно из самых спорных, но важных постулатов честных экономистов состоит в том, что фондовые рынки 1. Не производят богатств, а всего лишь их перераспределяют и 2. В то время как индивидуальные инвесторы могут зарабатывать на фондовых рынках, большинство инвесторов в долгосрочном плане потеряют деньги.

Этот момент стоит описать подробно, так как я лично считаю, что США пройдет через то, через что прошел СССР - потеря практически всех пенсионных накоплений, и именно через механизм перераспределения богатств фондовыми рынками произойдет уничтожение той части накоплений, которая останется после инфляционных потерь».

Рассмотрим, как работает частный бизнес. Допустим, я зарабатываю сто тысяч рублей в год. Ради упрощения, скажем, что у бизнеса нет никаких значимых активов - все арендуется. За десять лет я заработаю миллион. За двадцать лет - два миллиона. Это, если заработки будут стабильными. Как бы то ни было, все доходы, что я получу, будут от этого бизнеса. Очевидно, что стоимость моего бизнеса - это совокупность доходов, полученных за годы функционирования. Если бизнес заработает за 20 лет два миллиона тугриков и потом закроется, то его стоимость не может быть выше этих самых двух миллионов, логично?

Фондовый рынок использует принципиально иную модель. Я выпустил акции. Я зарабатываю те же сто тысяч в год. Допустим, я выплачиваю 100% доходов. Тогда вы получаете все доходы. Но ведь ваши акции тоже что-то стоят? Или не стоят? На фондовом рынке вполне можно взять компанию, которая заработает за всю жизнь миллион и продать ее за три. Разницу в два миллиона, которую бизнес никогда не зарабатывает, оплачивает «инвестор».

Крайне важно понимать, что если в «частном» бизнесе только бизнес является источником дохода. На фондовом рынке практически все наоборот. Дивиденды могут выплачиваться или не выплачиваться, однако (исключая случаи выкупа акций или поглощений), источником денег всегда являются другие инвесторы в ту же самую компанию.

Таким образом, можно с математической точностью сказать, что если капитализация компании превышает совокупность доходов самой компании за время ее существования, то дополнительные доходы, которые получат одни инвесторы, будут получены из карманов других инвесторов.

Так, к примеру, происходило во время дот ком бума. Сами фирмы не зарабатывали ничего. Потери от этого события составили чуть больше триллиона долларов. Что произошло? Обычная пирамида, которая, впрочем, не требовала своего Мавроди. Хотя в дот ком буме были свои «злоумышленники», честные экономисты не являются большими фанатами теорий заговора (которые, впрочем, тоже имеют место быть, когда они имеют место быть), поэтому важно понимать, что пирамиды фондового рынка могут возникать спонтанно. Как, к примеру, тюльпанная лихорадка в Голландии. И люди будут терять на этом деньги.

Это ликбез. Теперь современные реалии. Возьмем рынки России - ММВБ или РТС. Часто можно услышать такой комментарий - к нам придут зарубежные инвесторы, они все купят, индексы вырастут, и это будет очень хорошо.

Скажите, удвоение или утроение национального фондового рынка, это хорошо или плохо? Это отлично, скажут все, кроме честных экономистов.

Позиция фондового плебса понятна. У меня акций Газпрома на миллион рублей. Придут буржуи, и я продам акции за три лимона. Два лимона - мне в карман. Я - гений. Я понимаю экономику. Давыдов, с его нудными статьями про честных экономистов - лох (последнее утверждения не далеко от истины)

Честные экономисты смотрят на все это по-другому, ибо анализируются не доходы одного инвестора, а вся ситуация. Итак, мы имеет одного гения, который сделал два миллиона. Допустим, цена акции составляла 1 рубль. А после буржуев стала стоить 3 рубля. Показатели самой компании никак не изменились (увеличение дохода компании может привести к увеличению стоимости акций, однако увеличение стоимости акций никак не может увеличить доход компании).

Скажем, что на миллион акций акционер получит сто тысяч в виде дивидендов. Если цена акций - один рубль, то доходность составит 10%. Однако если цена акций три рубля, то доходность падает в три раза - 3.3%. Давайте посмотрим на это с другой стороны. При цене в 1 рубль, на миллион рублей можно купить миллион акций. Но при цене в 3 рубля, на тот же миллион можно купить всего триста тридцать три тысячи акций.

Таким образом, такое «великолепное» событие, как повышение индексов РТС или ММВБ, или акций Газпрома, означает одно - вы за те же деньги получите меньше акций и меньше дивидендов.

Но, вернемся к умнику. Он заработал два миллиона. Теперь ему надо их куда-то вложить. Но буржуи, засранцы, пришли и купили не только Газпром, но и другие акции. Цены на них тоже прыгнули в два раза. После бурного роста акций обычно следует период очень медленного роста (или стояния, или падения). Наш умник сделал триста процентов годовых, но теперь ему надо перевложить деньги. Что он и делает, и в течение следующих лет, он не делает ни копейки, или даже теряет. Когда он посмотрит на доходность за несколько лет - то все показатели будут либо среднерыночными или еще хуже.

Конечно, есть и исключения. Но все они попадают в две категории - категория первая это везунчики. И категория вторая - Уоррен Баффет, который неоднократно говорил, что ему наплевать на цены акций, ибо он рассматривает все акции только как частный бизнес. Он так же повторяет, что его любимый временной промежуток, на который он покупает акции - «навсегда».

Точка зрения честных экономистов на фондовый рынок никогда не имела, и навряд ли будет иметь широкую популярность. Ведь они утверждают, ни много ни мало, что фондовый рынок не производит богатства, а всего лишь перераспределяет деньги от одних инвесторов к другим (separating fools from their money, как говорят отдельные личности). То есть меньшинство инвесторов обогащаются, а большинство теряют деньги.

На первый взгляд, это противоречит эмпирическим данным. Мы видим длинные периоды, когда все инвесторы вроде как зарабатывают деньги. Однако это может быть просто эффектом 91 дня. Напомню, что суть эффекта следующая. Бройлеров откармливают 90 дней. На 91-й день их забивают. Цыпленок может 90 дней быть уверенным, что все великолепно. Он может указывать на прошлые данные и говорить - смотрите, что было в день 1, день 2, день 3... день 89, день 90. Но на 91 день его поведут на забой - событие, которое никогда не происходила в прошлом, и которое перечеркнет прошлые 90 дней.

Эффект 91 дня имеет прецеденты в экономике - конкретно, в банковской индустрии. Американский кризис S&L вылился в убытки, порядка триллиона долларов (дело было в 80-х годах) - больше чем ВСЕ американские банки заработали за все послевоенное время. Нынешний банковский кризис, согласно данным The New York Time за уже уничтожил 50% всех банковских доходов с 2004 по 2008 год. Учитывая то, что большинство крупных американских банков - от инвестиционных, вроде Lehman Brothers, до гигантов, вроде Citibank - уже сейчас технические банкроты, не смотря на попытки фальсифицировать отчетность (и обанкротятся реально в ближайшее время, даже если это будет подаваться под соусом спасения, как с Bear Stearns), то мы вполне можем получить ситуацию, когда в банковском секторе будут потери, которые будут равны совокупным доходам банков за 20 или даже более лет.

Событие 91-дня на фондовом рынке, которое неизбежно, согласно взглядам честных экономистов (хотя никто не может знать точное время) должно нанести ровно такой (колоссальный) ущерб инвесторам, который уничтожит значительную часть сбережений, как это происходит и с пирамидами.

Так как такие события крайне редки и вероятность фондового кризиса этого масштаба в этом году очень высока, то у нас будет редкая возможность убедиться в том, что честные экономисты более правильно понимают реалии фондовых рынков, нежели обычный экономическо-финансовый истэблишмент. Или наоборот.

Теперь рассмотрим на некоторые операции на фондовых рынках, которые отвергаются честными экономистами. Все они отвергаются по одной причине - честные экономисты считают, что важен сам бизнес и доход от него. Попытка манипуляции ценой акций, даже повышение цен акций, что теоретически должно быть хорошо для акционеров, так как все доходы, которые не идут непосредственно от бизнеса, это всего лишь обогащение одних инвесторов за счет других, что неизбежно означает, что большинство инвесторов теряют деньги.

Первая игра, которая была популярна в 60-х, называлась "построй синдикат". Это классика жанра по искусственной накачке капитализации. У разных бизнесов разный коэффициент P/E (доходов компании на одну акцию). В ритейле "норма" может быть одной, в производстве второй, в строительстве третьей. Как правило, есть абсолютно объективная причина, по которой показатели P/E такие разные (некоторые бизнесы вообще оцениваются по другим параметрам, к примеру, по совокупным продажам).

Итак, возьмем компанию Шмугл. Компания Шмугл занимается новыми технологиями и имеет колоссальный потенциал роста. Она так же доходна. Ее показатель P/E - 50. Компания зарабатывает 1 миллиард тугриков, поэтому ее капитализация - 50 миллиардов тугриков.

Компания НеШмугл торгует компами. Бизнес не очень молодой, перспективы непонятны, все плохо. Есть риск. Поэтому ее P/E - 5. НеШмугл зарабатывает миллард тургиков, поэтому ее капитализация - пять миллиардов.

Теперь представим, что я купил обе этих компании - Шмугл за 50 миллиардов и НеШмугл за пять миллиардов. Таким образом, общая капитализация 50+5= 55 миллиардов. Я зарабатываю теперь 2 миллиарда тугриков в год. Мне, как частному предпринимателю на капитализацию (теоретически) вообще должно быть насрать - как Баффету. Главное - доход от бизнеса.

Теперь немного магии. Допустим, Шмугл купил НеШмугл за 5 миллиардов. НеШмугл перестал существовать. Существует только Шмугл. Какая капитализация Шмугла? Один вариант - 55 миллиардов (50+5). Но этот вариант никому не интересен. Коэффициент P/E Шмугла - 50. При доходах в один миллиард - капитализация составляет 50 миллиардов. Но доход то теперь 2 миллиарда. Следовательно справедливая капитализация Шмугла - 100 миллиардов тугриков (50*2 миллиарда).

Вопрос - две кампании стоили 55 миллиардов. Объединенная компания стала стоить 100 миллиардов. Откуда взялись 45 миллиардов. Ответ - ниоткуда. Их пока нет. Но они возьмутся - от новых акционеров. Не бизнес оплатит эти чудесно появившиеся 45 миллиардов, а новые акционеры, которые будут покупать акции по новым ценам. Если этого не будет происходить, то никакого увеличения капитализации в реальности не будет происходить.

Хотя игра в таком виде, как описана здесь (покупка компании из индустрии с высоким показателем P/E и накачка ее активами из индустрий с низкими P/E) больше не происходит (в 60-х это закончилось колоссальными потерями акционеров синдикатов), большинство игроков рынка по прежнему придерживаются ложной точки зрения, что функция менеджмента - это увеличение капитализации. Поэтому более хитрые игры по накачке капитализации до сих пор происходят. И как как чудес не бывает, то финансовые фирмы, которые маскируются под производственные (GМ - финансовая фирма, которая маскируется под автопроизводителя, или GE - финансовый конгломерат, который маскируется под промышленный холдинг) - либо проходят сейчас колоссальное падение капитализации (как GE, который был обворован и уничтожен Джеком Уэлчем), либо вообще обанкротятся - как General Motors. Справедливости ради надо заметить, что у GM не все проблемы от подразделения GMAC и ему подобных. С машинами у них тоже жопа.

Доходы компаний увеличить очень сложно. Но капитализацию - нет. Честные экономисты не верят в компании, которые ставят целью увеличение капитализации ЛЮБЫМ способом, кроме увеличения доходности.

Вторая игра - "Пропажа риска".

Допустим, у меня есть облигации компании, которая обанкротится со сто процентной долей вероятности. У меня так же есть 99 облигаций компаний, которые сто процентно не обанкротятся. Что будет, если я смешаю эти 100 облигаций и заново нарежу? У меня получится 100 облигаций, каждая с 1% риска банкротства, правильно?

Что это означает. Раньше у меня была одна облигация - которая гарантированно должна была сгореть. Я это знал. И 99% были абсолютно безопасны.

Что теперь? Теперь у меня 100 облигаций, у которых риск потерь 1%. Что это значить. Это значит, что все 100 акций выглядят безопасными. Но либо все эти облигации дадут либо доход на 1% ниже, чем должны были, либо 99 облигация даст 100% доход, а одна даст 100% убыток, несмотря на то, что эта облигация, как и 99 остальных выглядела абсолютно малорискованной (всего 1%). В реальности происходит комбинация этих двух событий.

В чем суть проблемы пропажи риска. Финансисты утверждают, что если взять риск, и разбавить его безрисковостью, то риск пропадет. Просто испариться в земную атмосферу. Честные экономисты утверждают, что это невозможно. Что риск остался, просто он теперь в очень маленькой концентрации. И если раньше риски были равномерно распределены - было видно, где шлак, а где гарантированные бумаги, то теперь произошло "заражение" риском гарантированных бумаг. Теперь абслютно непонятно, где этот риск, но очевидно, что он никуда не ушел.

Именно это то, что происходит сейчас с ипотечными и другими облигациями, где была применена технология нарезки траншей.

Но подобный же феномен, как утверждают честные экономисты, происходил и в финансовой системе США - особенно в банках.

В чем суть процесса. Когда-то в США было очень много финансовых игроков, банков, брокеров и так далее. Некоторые из них брали слишком много рисков - и разорялись. Но потом начало происходить нечто необычное. Игрок принял на себя слишком много рисков. Он должен разориться. Но его покупал другой банк. Банки поедали друг друга и (после либерализации) сливались с другими игроками финансового рынка - брокерами, страховщиками и так далее.

Вопрос - где риски. Финансисты придерживаются такого мнения - риски пропали. Компания А стояла на гране банкротства. Был риск, что она ничего не сможет заплатить кредиторам. Пришла компания Б, купила компанию А и гарантировала все оплаты по обязательствам. Все - риска больше нет.

Честные экономисты смотрят на ту же самую ситуацию совершенно иначе. А стояла на гране банкротства. Был риск, что она ничего не сможет заплатить кредиторам. Пришла компания Б, купила компанию А и УНАСЛЕДОВАЛА риск компании А. Сам риск никуда не делся. Иными словами - происходит НАКОПЛЕНИЕ РИСКОВ. И хотя можно быть уверенным, что если это произошло один раз, то компания Б действительно выплатит по обязательствам компании А. Но если компания Б постоянно покупает компании с рисками, то рано или поздно это ничем хорошим не закончится.

Почему это важно? Годами американские банки очень бодро пожирали риски. Эти риски накапливались годами. Американские банки считаются безрисковыми только на основе своих размеров. Они такие большие, утверждают все, что они too big to fail.

Но на честных экономистов такие заклинания не работают. Они гарантирую банковские банкротства в США, которые затронут и крупнейшие банки, потому что они не верят в то, что эти риски пропали.

Надо понимать, что данное утверждение справедливо не только для финансовой индустрии.

Последняя игра на сегодня - LBO

Leveraged Buyout - я не буду акцентировать тут свое внимание, потому что только людям знающим понятно, что такое LBO. Выглядит это примерно так - компания стоит миллиард долларов. Приходит чувак и говорит банку, у меня есть сто миллионов, дай мне в долг еще 900, чтобы я купил компанию за миллиард. Он ее покупает и потом продает половину компании за 500 миллионов. Эти пятьсот миллионов он отдает банку. Теперь у него компания стоимостью 500 миллионов и с долгом в 400 миллионов. Чувак берет этот долг в 400 миллионов и вешает его на компанию - под залог активов, которые стоят 500 миллионов.

Потом он идет на рынок и говорит - ребята, у меня классная компания. Она стоит пятьсот миллионов баксов. Ну да, я взял в долг, но не ссыте, компания отлично работает. Она все долги отдаст. Давайте я вам продам эту великолепную компанию всего за двести лимонов. И продает.

Он начинал со 100 миллионов - теперь у него 200 миллионов. Компания первоначально стоила миллиард. Половину он продал. Остаток - пол миллиарда (сто миллионов из которых были его). Итого четыреста миллионов. Эти четыреста миллионов - кредит банка, которые нужно отдать. Они вешаются на компанию. Компания затем продается за двести миллионов долларов. Долг остается на компании. Таким образом, инвесторы купили за двести миллионов долларов "привелегию" отдать четыреста миллионов.

Игра в LBO - это обычное воровство. Если вам более нейтральное объяснение - то это продажа будущих доходов со скидкой. Допустим, вы знаете, что заработаете за год сто тысяч рублей. Прихожу я к вам и говорю. Леха, давай так, мы продадим твои будущие 100 тысяч за 80. 10 из них я возьму себе. Тебе 70 тысяч. И будешь ты работать не за сто тысяч, а за семьдесят.

Что вы мне скажете? Пошлете на, правильно? Но что, если вы раб? Я могу вас купить, провернуть операцию и потом продать - в дураках окажитесь либо вы (раб), либо покупатель - который купит раба, который будет вынужден отрабатывать чужие долги, из которых я украл себе немного дохода.

Это только маленькая часть трюков, которые применяются на фондовом рынке, на которые обращают внимание честные экономисты.

 

http://davydov.blogspot.com/2008/06/blog-post_25.h...

Категория: Мои статьи | Добавил: gensek (05.01.2009)
Просмотров: 693 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Создать бесплатный сайт с uCozCopyright MyCorp © 2017